Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 11 сентября 2011 г.

Глава II - Северный ветер

- Так вот? - я ушёл в повествовании чуть в сторону - когда мне пошел четвертый год, отец поехал таки на Крайний Север, в Магаданскую область и устроился там водителем бензовоза и получил для жилья небольшой одноэтажный домик в посёлке Аркагала, Сусуманского района. В 1967 году он вызвал нас с мамой и мы с ней полетели на Северо-Восток.

Помню хорошо, как я пятилетний мальчишка, орал в аэропорту Домодедово города Москвы - Мама - ты мэнэ загубышь!...Вылетели мы на современном тогда воздушном лайнере Ил-18, с промежуточными посадками для дозаправки в городах Красноярск и Якутск, и летели, в общей сложности сутки. Прилетев в аэропорт Сокол города Магадан, мы пересели на местный самолет до Сусумана (аэропорт Берелёх) и ещё через полтора часа полёта, оказались на месте. Из Сусумана, мы на мягком автобусе Лаз, поехали к месту назначения - в посёлок Аркагалу.

Было северное лето, но довольно тепло и через три с половиной часа, - мы приехали на место...
Встретил нас на остановке отец, обнялись, расцеловались и пошли домой в нашу халупу. Мне было очень интересно - очень красивая тайга, сопки - такого я ещё не видел. Так мы и зажили - мама устроилась фельдшером на карьер Тал-Юрях, отец тоже поменял работу стал водителем самосвала Краз и работал тоже на Тал-Юряхе. Меня устроили в поселковый детский садик, где по-моему мне очень нравилось.

Отец увлёкся охотой и стал настоящим заядлым таёжником, - большинство свободного времени он проводил в тайге принося зайцев и куропаток и уток и оленя. Таким образом мы всегда, на протяжении всей жизни на Севере, были с мясом. Я даже в детском саду заявлял воспитателям, что йим тилькы пупкы, та сэрдця...

Помню, как в 1970 году пошёл в школу, с букетом цветов для Марьи Ивановны, моей первой учительницы. Помню, как она переучивала меня писать с левой (я левша) на правую руку, в результате чего я стал обоеруким и писал и ел с тем же успехом обеими руками. Но самое замечательное в моём детстве, была собака, которую мне подарила мама. Это был щенок якутской овчарки и назвал я его Амуром и любил его, как и он меня, страшно.

Собака из щенка выросла в огромного и сильного пса, которого зимой я запрягал в санки и он с лёгкостью их возил, вместе со мной. Пёс был игривый и шаловливый - таскал кур у соседей, проходил теплицы насквозь, не взирая на плёнку и иногда не надолго пропадал, - куда, одному ему известно было. Жалко, что когда мы однажды полетели в отпуск на "материк" , его пришлось отдать знакомым, у которых он и остался, но на нас не обидился за такое предательство и часто, по нашему приезду из отпуска, прибегал, - ласкался и играл со мной.

Когда я перешёл в пятый класс, мы переехали в посёлок Кадыкчан, на одинадцать километров ближе к Сусуману. Родители получили там однокомнатную квартиру. Отец пересел с Краза на двадцатитонный Белаз, а мама перешла работать в поселковую больницу, в инфекционное отделение. На Новейшем Кадыкчане (есть ещё Старый Кадыкчан и Новый, растянутые вдоль отростка колымской трассы)и прошло всё моё оставшееся детство. Когда мне стукнуло четырнадцать лет, у меня родилась сестра Алёнка, доставившая мне немало хлопот.

В это же время отец сильно травмировался на производстве, ремонтируя колесо Белаза - оно просто взорвалось и накрыло его и протащило по бетону. Он еле выжил - пробита была голова и почти парализована левая рука. Но, как ему сказала потом одна цыганка, выжил он благодаря родившейся дочке, то есть моей сестре. Потихоньку он восстановился, вышел на работу и предался своей страсти - охоте. К тому времени, у него в тайге, близ Тал-Юряха, было уже своё построенное зимовье, сделанное по большому счёту из останков автобуса.

Я в этом зимовье неоднократно бывал, и сейчас наверное смог бы до него дойти, а это километров семь, восемь от трассы. Научившись обращаться с отцовским ружьём, я и сам постреливал зайцев, куропаток и уток, которых в тех краях просто немеряно. А однажды мы с другом, взятые отцами на охоту, выследили в сопках около зимовья стадо оленей, по которым стреляли оба, но не попали, к нашему большому сожалению. Но зато рассказов и впечатлений было предостаточно -

представьте себе раннее утро, туман, сланик (северный карликовый кедр), мы сидим на корточках, не шевелясь, с ружьями на изготовку и вдруг, неподалёку, слышится храп самца дикого оленя и видится приближающееся осторожно стадо оленей - мы выжидаем, пока оно приблизится на расстояние выстрела - 50-70 метров и стреляем из двух стволов, - стадо срывается в галоп и через мгновение, пропадает из виду. Досада страшная...

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Береги Господи от спамеров...